Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

баян и папироса

(no subject)

знаете, обычно в это время года я постила Любительницу абсента. например. ну или еще что-то, столь же сочетающее в себе указание на удовольствие, депрессивность и легкий снобизм... ну типа вам не понять, а мы такие. но с тех пор, как я увидела эту прэлестную диву в Париже, она не дает мне покоя. в Париже, угу. она висела ровно на стене туалета снимаемой нами квартирки какой-то совершенно безбашенной художницы. ровно там, где я курила по утрам то есть. то есть не отождествиться хотя бы слегка не было ни малейшей возможности. то есть для аватарки, думаю, самое время ))
ветер

(no subject)

апрель нынче буен, многолик и многорук, и все ему мало.
кажется, я теперь понимаю, куда он уходил - отращивать новые.
десятки рук у него, и все они — ветер, и ветром становится все, что берет он в руки. ветер — весло, которым толкается он в берега рек, проплывая на солнечной лодке через город. ветер - тяжелый мокрый холст неба, которым размахивает он, лупя наотмашь по старым стенам. ветер - смешная старая ворона, которая летит через двор словно против своей воли и орет дурным весенним голосом. ветер - всклокоченная шевелюра черных спутанных ветвей, и ветер в его глазах одержимого.
иногда он с грохотом отжимает синий холст на карнизы и крыши, и тот становится легче, взмывает выше, голубея застиранным сплетением нитей. вот как сейчас. иногда он злится чему-то своему и швыряет нам пыль в лицо пригоршнями. может, чтобы промыли уже глаза? а порой просто включает свой странный надрывный камертон - настраивайте инструменты, кто хочет участвовать в вечной музыке здесь_и_сейчас.
чокнутый бунтарь, свихнувшийся демиург, моя неизлечимая запойная радость.
цветок любви

а за окошком месяц май

алчный мальчишка, ненасытный ученик чародея,  всего-то он нахапал,  все-то у него есть.  зеленые рукава и узорный покров,  молнии в волосах и цветы по подолу,  шаманский бубен и тихая лютня,  кастаньеты  и цыганская скрипка.  и палитра Ренуара до кучи.  такая вот эклектика.
опомнись, неутолимый неутомимый шаман,  куда тебе столько,  не жадничай,  оставь на завтра.  но нет,  он жадничает,  он знает,  что завтра может не быть, а вчера  -  может быть -  не было,  и это,  наверное, единственное, что он знает.   он валит все в одну волшебную избыточную груду,   зато  в ней находится место всему.  несите сюда то,  что вам не нужно. забирайте отсюда то,  без чего вы жить не можете.  она не оскудеет. 
мне же от этого избытка,  помимо шаманства,  молний и Ренуара,  перепали еще желтые тюльпаны,  которые были вчера, и желтые одуванчики , которые я,  рискуя аллергией,  нарвала сегодня, и желтые нарциссы, которые наверняка будут завтра.  и волшебный коктейль запахов пыли,  зелени  и тины в парке у пруда :)
спираль времени

из жизни отношений

искушение создать совершенный  рассказ  преследует меня много лет.  чтобы ничего не делать искусственно,  но использовать естественную жизнь отношений как теплый податливый материал.  чтобы легкими касаниями внутреннего пера править  главы этапов,  убирать неточности и добавлять правдивые яркие образы.  чтобы вовремя заострить кульминацию и вовремя закруглить финал.
но с финалом неизменно возникают проблемы.  я  хорошо вижу место для точки,  ту главу,  под которой нужно подвести черту,  чтобы гармония осталась не нарушенной, а сюжет логичным.  но художественная правда  меркнет перед страхом ошибки и ощущением неизрасходованного потенциала.  я застываю с занесенной рукой,  я завороженно смотрю со стороны на  "текст" отношений, а  вижу живое и трепетное существо,  которое не готово к концу.  ему плевать на литературу,  оно  не хочет умирать.   оно хочет,  чтобы его покормили с рук,  обогрели и выделили ему угол в теплой душе. от этого простенького зрелища  мой  художественный вкус цепенеет,  чувство стиля уходит в отпуск,  а лаконичность  берет самоотвод.
и я снова и снова делаю шаг назад,  и оглядываюсь через плечо,  и даю фору,  и протягиваю руку.  я  танцую вокруг эпилога со своим заточенным пером,  истекающим чернилами и кровью,  ставлю неряшливые кляксы на уже написанном тексте и жду.  жду,  когда жизнь моего чувства и жизнь  недописанного рассказа  гармонизируются,  совпадут,  и что-то внутри уверенно и прохладно скажет "пора".  а пока я жду,  на глянцевой поверхности как будто бы последней страницы снова  обнаруживается многозначительное многоточие вместо весомой точки...
наблюдатель за луной

(no subject)

поглощение разнообразных текстов остается   бурным и беспорядочным , но проявилась  вдруг  некая  избирательность восприятия,  которое повадилось  выхватывать из  связных историй  отдельные  вкрапления,  кажущиеся ему драгоценными. вроде бы  все как обычно, но
какое-то второе зрение  подглядывает исподтишка, превращая процесс чтения  в  просеивание песка. и  выбирает привычно все, что  нужно ему для рывка:  наборы отмычек к моим замкам;  веревочную лестницу для подъема на следующий этаж внутреннего дома;  цветные стеклышки для витража;  легкое горючее для куража. и еще пароли для моей таможни,  чтобы все это внутрь протащить было можно, а потом из  этого  хлама  сплести  новые ниточки  моей паутины... 
ветер

сердце мое, хочешь - я стану старше? (с)

мудрость про лежачий камень, может, и мудрая, но не для нас с апрелем.  за десять дней  мне на дом принесли: пару душевных разговоров,  возможность безопасной терапевтической истерики (использованную  с благодарностью),  теплую вечеринку  и - на закуску  - легко, но ярко влюбиться, эдак мимоходом, на пару-тройку дней.  собственно, можно было из дому и не выходить. но я выхожу. и окунаюсь в апрель, и плыву, и трогаю его, и слушаю, и пью.
он гибок и вязок, чуток и коварен. идет рядом по улицам на мягких лапах, но нет-нет - да и запустит игривые коготки куда-то в область сердца.  протягивает одну за другой путеводные нити - и опутывает потихоньку ими, сплетая  использованные и незамеченные в легчайшую сеть, поди распутай потом. пластилиновой заготовкой прогибается  под мои желания, но  в любой момент  затвердеет  в выбранной форме прохладным металлом - не промять, не поправить.
залил уши щебетом и музыкой, захлестнул горло тонким арканом звенящей струны, выдул веселым ветром глупые  мысли,  вычерпал печали прозрачным небесным ковшом.
и в этой сладко опустошенной мне, кажется, не осталось ничего, кроме самого апреля. вольготно ему танцевать в моей пустой голове.
так может, это я сама - пластилиновая заготовка, которую он небрежно обминает для создания - шедевра ли? бесполезного пустячка? а впрочем,  какая разница. пусть у него получится что-нибудь изящное по крайней мере. :)
наблюдатель за луной

исчезать

если бы во мне было чуть больше свободы и чуть меньше страхов, я бы очень любила уходить. таять, как соль в воде, блекнуть, как тень на закате, стираться, как рисунок под резинкой,  уноситься ветром и прочие глупости и безобразия.   растворилась этакой Снегуркой под лучами весеннего солнца в соответствующих декорациях, не оставив следов (и драматично, и поучительно!)  и сконденсировалась тут же около ближайшего пруда, слегка перетасовав молекулы и сместив точку сборки.
но поскольку страхов во мне многовато, а свободы, как выяснилось, недостаточно, я не исчезаю - а выхожу ненадолго покурить. я оставляю в чужих мирах  рисунки на стенах, отпечатки пальцев на стеклах, следы каблуков на полах и зарубки на дверях.  и хотя и меняю периодически агрегатное состояние, но все же не дохожу до полного воспарения.  
и только моя вольная тень,  гуляющая сама по себе,  не оставляет следов, перетекая через плоскости и объемы, и каждый день проделывает полезное упражнение по полному исчезанию.
мастер комбинаций

ловцы вероятностей.

я неделю не выходила из дома, погруженная в тупое и тревожное ожидание. но совершила странную прогулку сегодня во сне.
мне снился  мой город, но он был не такой, как всегда. словно я зашла в него через некий тайный вход, почему-то оказавшийся сегодня открытым, и получила доступ к другому (то ли изнаночному, то ли астральному) его виду.
я бродила по знакомым местам, но были они сумеречными и блеклыми. цвета  приглушены, контуры размыты, а воздух вибрировал. все строения  получили дополнительные измерения и выглядели так,  словно от одного корня росло несколько расплывчатых стволов (вот как в мультиках, когда хотят показать, что что-то дрожит).  деревья выглядели обыкновенно, но одинокий человек, бредущий по набережной, тоже имел эти тени-отражения-вибрации.
откуда-то я знала, что эти "лишние" контуры - это вероятности, которые могут воплотиться.  и тогда сверху раздался гулкий звук, словно кто-то произнес округлое слово  на незнакомом языке среди голых стен.  и контуры идущего человека и ближайших к нему домов перестали дрожать и слились в один,  четкий.
- это ловцы вероятностей, - сказал кто-то у меня в голове. -  ловцы  умеют видеть линии развития и точки, в которых они сходятся. и тогда они говорят Слово и пригвождают выбранную  вероятность, отсекая остальные.  теперь у этого человека только одна судьба, один сюжет.
это было величественно и немного страшно, и было понятно, что "ловцы"  ничуть не заинтересованы ни в судьбах, ни в развитии сюжета. просто развлечение такое (или вид искусства): показывать друг другу  истории, от которых отсечено все "лишнее".
во сне я не думала о том, касается ли меня все это, я ощущала себя скорее сторонним наблюдателем, чем  соучастником этого шоу, но проснулась с тревожной мыслью: а ведь не увернулась - пригвоздили...