Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

летящая женщина

(no subject)

по осени я часто думаю о памяти и ее свойствах. в присущем мне чрезмерно-образном стиле, да :)

например о том, что воспоминания похожи на ногти. конечно я отчасти про Нагльфар тот самый, но только отчасти, так как сравнение это приходило мне в голову и до того как я прочла о корабле из ногтей мертвецов.

и отчасти про Гоголя, у которого по легенде в могиле продолжали расти ногти. и про кошек, которые просто сбрасывают старые когти, когда у них отрастают свеженькие. и много про что еще.

они отрастают неудержимо и непрерывно. мертвые, но словно бы и живые. кому-то все равно, как они выглядят. кто-то их полирует и подпиливает и расстраивается, если они недостаточно гладки. кто-то покрывает лаком, чтобы скрыть изъяны и придать цвет и блеск. и все мы их подрезаем - лоскуток за лоскутком, узнавая каждое пятнышко и каждый бугорок на срезаемой дольке. вот эта белая отметина - то был просто авитаминоз. а вот этот иссиня-черный ушиб очень болел и срастет еще нескоро, но тоже срастет, и я его тоже срежу.

мы грызем их от нервозности и тревоги, мы впиваемся ими в ладони в минуты страха и боли. и иногда ломаем под корень - в кровь, в мясо, и это очень больно, потому что хотя они вроде бы и мертвые, но растут-то из живого.

но он отрастет, непременно отрастет снова. и может быть на нем не будет ни черных пятен, ни белых точек. и может быть я его опять отполирую и подпилю. и может быть даже подкрашу, хотя привлекательность декоративной косметики сильно померкла для меня с годами. и я почему-то год от года все короче стригу свои ногти...

летящая женщина

из сердцевины лета

городская  жизнь проталкивается через толщу горячего воздуха, пульсируя короткими нервными толчками.  наверное,  чье-то напряженное сердце гонит ее, загустевшую,  по этим каменным жилам,  по заросшим сосудам человеков и домов. я наблюдаю ее как через плотную вуаль.  я мелкий  периферийный сосудик,  все  эти судороги и спазмы  почти не сказываются на ритме моих  сокращений,  но  доходят и до меня.
моей  жизни вполне  хватает на  томное перетекание  из холодной ванны - к раскаленному компьютеру (минуя полотенце и халат) -  к ледяному чаю в холодильнике -  к яблокам на блюде -  и снова в воду.  моей жизни хватает даже на прогулки.  что выгоняет меня от старательно мурлыкающего маленького вентилятора и холодной воды  в это пекло - бог весть. оно (пекло) меня завораживает.  там дрожит и гудит зной,  и  действительность  плывет и  размягчается, как разогретый в ладонях пластилин.   формы теряют  жесткие очертания, углы закругляются,  звуки и краски тускнеют, увязая в  липком материале. можно лепить из него что хочешь. но я не хочу лепить. 
я хочу положить руку на  дрожащий воздух и почувствовать, как  подается и прогибается стена реальности. хочу  провертеть пальцем дырочку в   пластилиновой перегородке и увидеть  жерло,  которое изливает в наш мир эту лаву и магму, эту страсть и горечь,  эту любовь и тоску.  увидеть сердце, колотящееся на пределе возможностей и заставляющее меня так остро и полно воспринимать всё. даже зной.
спираль времени

такая дурацкая форма идеализма

слишком  замылены глаза событиями,  восприятие себя заморочено  сменой   имиджей, мужчин и домов, слишком привыкаешь принимать очередной слой нового лака на поверхности  за настоящие перемены.
лишь иногда получается  внимательно  посмотреть на себя под эдаким вывернутым  углом.  и тогда видится, что я никуда не ушла за эти годы. я просто привязала свое ядро к якорю, а сама пошла поплавать. и плавала вокруг него широкими кругами,  ныряя за жемчугом, отращивая жабры,  ловя и распугивая золотых рыбок.  а когда ядро  вдруг зашевелилось, отвязалось  и всплыло на поверхность, я вернулась – посмотреть, что с ним стало. а с ним ничего не стало. оболочку чуть пообточило водой да водорослей налипло.
беру его в руки подержать (сентиментальные чувства к собственному детству) – а руки прирастают. как в сказке про золотого гуся.  не отлепиться, не бросить. полейте мне кто-нибудь на руки растворителем. пусть оно упадет, и я увижу, что оно игрушечное.   маленький резиновый мячик с огнеупорным покрытием. в воде не тонет, в огне не горит. разве что в теннис поиграть.
но нет, не падает, не отпускает, держит на плаву. может быть, потому и не хочется  ни пристани, ни корабля,  что есть это внутреннее упругое убежище,  в котором я неуязвима. разве что легкую лодку...
летящая женщина

рождественское традиционное

моя зима неспешно ползет через мое время мохнатой белой гусеницей,  движется короткими отрезками через мишуру и сугробы (я заказывала много снега в этом году - белым чехлом на город, да, спасибо!)  она подтягивает упругое холодное тельце от солнцестояния до рождества, от нового года до другого  рождества,  а от старого нового года до  середины зимы даже изогнуться не успеть.  мороз и ветер, елочный блеск и  сизый полумрак,   усталость и волшебные сны - все глотает, все впитывает, запасая материал для будущего кокона.  и когда - уже совсем скоро - снег станет рыхлым и темным, а свет желтоватым, ей будет из чего прясть. 
ей, конечно,  нет никакого дела до бабочки-весны,  которая  вылупится   из всего этого и займет ее место.  но мне -  глядящей  сбоку,   мне - наблюдателю  и соучастнику,  мне, повторяющей внутри себя эти гусеничные рывки и  судороги и созерцающей свой извив  - есть.
что-то зреет,  насытившись самокопаниями и одиночеством,  что-то закукливается,  ерзая и устраиваясь поуютнее среди моей внутренней мишуры и сугробов, что-то вылупится к весне.  и боязно, и радостно ощущать в себе это новое. и хочется вмешаться и добавить ингредиентов, но этого не нужно. там все уже есть. я не смотрю туда. я просто жду.
летящая женщина

сновиденные слова

сновиденный  монолог, который все никак не уходит из памяти.
женщина была  полная и статная, с убранными наверх русыми волосами и светлыми спокойными глазами,  полными неизбежности и приятия. мужчина мялся у двери, отводя глаза, ему тоже было больно, ему не хотелось слушать ее размеренный голос, он корчился внутри и пытался сделать отстраненное лицо. и глядя на них было понятно, что она - справится и выровняется, не потеряв цельности, а он - запутается, замечется, раздробится.
в общем, такая грамотно и банально срежиссированная сцена из  мелодрамы с претензией на серьезность. :)
и хватит на этом  - и сновидеть такое, и пересказывать. потому что уже почти май. а в мае будут другие сны.

- скажи мне, что не любишь меня. скажи мне  словами, потому что глазам я не поверю. скажи мне  сейчас, потому что я должна успеть перенести центр тяжести своей жизни в другую точку.
расскажи мне про нее - про ту, что на другом конце  коромысла оттягивает вниз твое плечо. расскажи мне, чем она наполнена так, что ты кренишься, и меняешь направление,  и заваливаешься набок.
расскажи мне, что ты станешь делать, когда обременительный, но сладкий неравновес в моем лице исчезнет с другого плеча.  куда ты станешь смотреть вторым глазом, кого удерживать второй рукой. ты пойдешь, торопясь и клонясь, не справляясь с собственной легкостью, ты пойдешь по кругу и может быть однажды снова окажешься у моей двери.
тогда стучи. быть может, я тебя вспомню. и быть может, у меня еще найдется, чем наполнить сосущую пустоту во второй половине тебя.