Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

летящая женщина

(no subject)

когда в моем рационе  долго не случается очарованности,  у меня нарушаются нейронные связи и информационный прастити метаболизм.  это лакомство мне желательно употреблять не слишком часто, но регулярно, ибо восстановление метаболизма путем внезапной очарованности доводит организм до стресса в виде бессонницы и похмельного просветления.
а поскольку от раза к разу я  успеваю забыть (забывчивость входит в комплект, о да), что я больше люблю, очаровывать или очаровываться,  то мне, пожалуйста, сэндвич из того и другого толстыми ломтиками и без хлеба, он тут лишний совершенно. 
спираль времени

(no subject)

сквозь непрочный утренний сон услышала, как кто-то скребется в окно. раз за разом, то тихо и осторожно, то нервно и почти отчаянно. голубь? пришлый кот забрел на карниз? ветка внезапно выросшего на тротуаре дерева?
пытаюсь еще некоторое время досматривать занимательный сон с мистико-детективным сюжетом, но нет, сон истончается под скребущей лапой, звук раздирает речи персонажей на полупрозрачные нити, и я окончательно просыпаюсь и иду к окну.
картинка Арта, небрежно прилепленная на откос, оторвалась от сквозняка и висит на одном уголке, и качается, методично царапая пластик. называется "Вселенная".
не каждый день просыпаешься от того, что к тебе в окно скребется Вселенная,  тараща невидящие глаза.  к тому же изнутри.
перешла в другую комнату, села пить кофе за комп и услышала очень похожий звук из другого окна. подошла конечно. ничего не обнаружила, а звук длился и длился. Вечность?..Collapse )
улитка с лезвием

о пророчествах, кофе и Тришах.

chingizid объявил очередной  конкурс рекламы - всего, связанного с  творчеством Макса Фрая.  и хотя я не любитель конкурсов (зато еще какой любитель творчества!),  так случилось (так должно было случиться),  что у меня как раз назрела потребность соединить кусочки одной забавной истории воедино.
историй с  косвенным или прямым участием всего того,  что делает Макс Фрай,  у меня  довольно  много. но эта - самая важная,  самая емкая и самая... судьбоносная что ли.
вообще это пост скорее благодарности,  чем рекламы,  но кто ж мне запретит, верно?
Collapse )
баян и папироса

накануне

завтра у меня Ужасно Важная Встреча.  не так чтоб судьбоносная - но значительная глава в истории,  которая тянется, страшно сказать, почти всю мою жизнь.  надо бы быть в тонусе,  нежно светиться,  умно и легко говорить,  подхватывать подачи и все такое.  хорошо выглядеть тоже было бы не лишним.  и вот я вместо того,  чтобы хотеть по этому поводу на ручки к косметологу,  маникюр, новую кофточку или чего там еще положено хотеть настоящим девочкам в такой сиуации,  хочу совершенно других,  в лучшем случае бессмысленных,  а то и вредных вещей.
например,  напиться кофе и всю ночь бессонно куролесить.  или нажраться коньяку и см.выше. или наслушаться душераздирающего плейлиста и нареветься.  подойдет так же уйти_в_ночь_заламывая_руки,  побродить по дикому парку и где-нить там самозабвенно упасть мордой в сугроб.  еще хочется копченой рыбы и соленых огурцов.
с одной стороны,  выполнение любой части этой душевной программы закономерно приведет к тому, что завтра у меня будет лицо глубоко отдохнувшего человека и  ни одной морщины соответствующий тонус.
а с другой стороны,  с утреца, после созерцания  в зеркале последствий  сегодняшнего нервяка,  мне, возможно,  уже ничего больше не будет страшно...
летящая женщина

летнее мимолетом

долгожданное жаркое солнце безудержно  хлещет,  кажется,  из всего огромного раскрывшегося неба,  и все мое существо подставляется ему,  поворачивается,  прогибается  и внимает.  изнемогающая и потная,  я  все же не в силах выйти из этого изнуряющего потока.  и я продолжаю ходить,  и сидеть,  и лежать,  и  плавиться.  я вбираю солнце всеми клеточками и чувствую себя  практически аккумулятором,  вставленным в розетку.  
послушное тельце с готовностью заряжается и сообщает  мозгу,  что оно не хочет больше есть, а хочет, наоборот - двигаться.  ну и,  ясное дело,  тут же появляется некто  с предложениями еды и питья, от которых мы с тельцем не в силах отказаться :)

как говаривала моя сестрица,  чувство стиля  у меня в общем безупречное, но оно мне регулярно изменяет.  я люблю весну и осень,  мне нравятся полутона и оттенки,  меня завораживают размытые краски  и пограничные звуки.  но я же,  невзирая на,  человек живой и слабый.  и я поневоле пленяюсь вот всем этим пышным,  ярким,  избыточным,  карнавальным.  и мне,  вопреки моему собственному  вкусу,    уже нравится лето,  которое только что началось...
улитка с лезвием

очередное

я редко точно знаю, что мне важнее: чтобы легко – или чтобы весомо. чтобы ярко - или чтобы в тон.  чтобы свободный полет – или движение в нужном направлении. 
так что,   дорогое мироздание,  налей мне по сколько-нибудь из каждого цветного флакона.  и без хлеба.  и можно не размешивать -  ничего не имею против слоев.
летящая женщина

из жизни речи

так много апрельских текстов осталось полуфабрикатами  в голове,  отпечаталось фрагментами  в полусне,  полубреду,  полудиалоге.  так много хотелось сказать. но там,  где  я находилась,  не было речи как средства самовыражения.  она существовала только как примитивное орудие коммуникации. 
не живой сок, не пьянящее вино  -  ледяная зимняя вода,  от которой сводит зубы и ноет гортань. тяжелая,  вязкая,  текущая подо льдом,  она не журчала и не бурлила  -  лишь невнятное бормотание раздавалось из редких  лунок,  которые продышал или прорубил неведомо кто.  лишь ленивые сонные рыбины проплывали иногда  подо льдом,  не отражаясь под усталыми веками,  не вызывая отклика под вялым языком.  
мне не плохо, нет. просто я отвыкла от этой сухости во рту, от невнятной неутолимой жажды.
но кажется,  прошел ледоход.  забывшая движение  речь вздохнула и выгнула  затекшую серебристую спину. может быть, теперь получится?.. 
летящая женщина

кнутом его! и пряником...

моей заботы о собственном тельце хватает ровно на то, чтобы посадить его на недельку на очередную мерзкую диетку и злорадно наблюдать за его страданиями. а патамушта нефик было накопления делать где ни попадя. мало ли что копченая рыбка да  жареная свининка. в юности то же самое кушалось, но почему-то нигде не откладывалось. коньячок  тоже почему-то в мешочках под глазами не скапливался. ну вот и поделом значит.  в общем-то, организм к моей тирании относится с демонстративным смирением, терпеливо выжидая окончания опалы и наступления благоприятных времен, коими по умолчанию являются все остальные свободные  от мазохизма времена,  когда я это самое тельце холю и лелю, попустительствуя нашим с ним слабостям  самым зловредным образом.
вот тока  насчет сбалансированного питания и прочих атрибутов умеренности - не говорите мне о них. на это я пойтить не могу. к тому же эти качели не хуже любых других напоминают о многообразии жизни и возрождают интерес к ее сенсорным радостям.
но зато если спросят меня грядущие поколения  "а чем, собственно, Мона, ты себя изнуряла,  ты, фрагментарно работающая и в четверть силы домохозяйствующая, спящая вволю и живущая практически под крылом у  ангела?" - мне таки будет что им ответить.
летящая женщина

приметы весны

раз). сначала я во сне долго гуляла по городу и фотографировала двери в стенах. дверей было много,  корявых и рассохшихся деревянных,   мрачных и плоских железных, даже каменные попадались. а одна дверь, украшенная завитушками и вообще всячески изображавшая из себя ворота, стояла посреди дороги.  я ее сначала сфотографировала, а потом решила, что надо войти. и задумалась:  а с какой стороны? мне казалось, что от этого зависит, что я увижу дальше. может, оно и зависело, но в этот момент   голос за кадром весело сказал: "а какая нафик разница?!"   и я рассмеялась и вошла.  там  продолжалась длинная утоптанная дорога,  но светило солнце, от мокрой земли поднимался легкий парок, и идти было легко и радостно.
и два).  пока я брела почти наощупь к кофемашине, в голове самопроизвольно  включился внутренний плэй-лист и заиграл Сплин.  про  "скоро будет солнечно", конечно. собственно, обычно в эту пору я как раз на них и подсаживаюсь, но в этом году  даже не вспоминала - видимо, Сплин отменился вместе с депрессушкой и  вялостью.  а тут на тебе.
"помни о том, что твой взгляд словно выстрел под сводами древнего храма",  - бормотал внутренний голос вслед за внутренним сплином  и отвечал сам себе же:  "да это бы неплохо бы. только ты гляди там не споткнись, летя через камни..."   я сонно  поулыбалась их  диалогу и подошла к окну. а там -
и три). солнце.  кругом огромные сугробы,  из снега посреди двора торчит только верхняя рейка  скамейки,  припоздавшие соседи  мрачно разгребают ледяные глыбы,  сброшенные с крыш несколько дней назад. но крыши влажно блестят,  и потасканная марля облаков над ними стала на тон светлее. солнце  выглянуло всего на минутку в прореху в марле и было сильно похоже   на бледный желток яичницы посреди бугрящегося белка. но я точно знаю, что оно живое.  и совсем  скоро из него вылупится новая весна - вон она уже барабанит капелью по жести, проклевывая скорлупу.
"а то, что осталось за кадром, известно лишь мне" - допел голос в моей голове, чашка кофе кончилась, и солнце задернуло шторку обратно. но я помню, что оно там.
P.S. кстати, насмотревшись на крыши и не имея возможности погулять по ним вживую, я вспомнила про чудесную панораму, на которую могу смотреть подолгу, пока не закружится голова, и с удовольствием погуляла по ней.  вот, может, кому пригодится.
питерские крыши     stanislav.mikov.name/t/kir30-04.swf    она вращается! 
следы

памяти неслучившихся друзей

Подумалось мне тут, что самая, пожалуй, болезненная обида, которую мне можно нанести – это суетливое и опасливое наращивание дистанции сразу после чего-то, что можно было бы назвать близостью. Ну или доверием, искренностью, как угодно, не суть. То есть я не о любви и не о сексе.

Когда человек разговаривает бодрым таким голосом, что аж перепонки сводит. С этаким занавешено-захлопнуто-благостным лицом ведет на кухню, предлагает кофе (да, спасибо, мне с имбирем, если можно). И взгляд отводит, только чтоб не прочитать на моем лице «я помню». Чего боится? Что я напролом полезу? Буду тормошить, трясти за плечи, кричать «ну ты чего, я ж про тебя таааакое знаю!» Вломлюсь в его жизнь в сапогах, не разбирая дороги и снося мебель?

Не. Не буду. Ни срывать занавески, ни напрягать чуткое ухо для распознавания фальшивых ноток, ни взгляд ловить. Буду спокойно, нога на ногу, сидеть, разглядывая с интересом стены старой кухни, попивая остывающий кофе, ведя разговор ни о чем и невесомо улыбаясь, и думать, изо всех сил думать, что трусость – это ничего, это не страшно, бывает и хуже. И чувствовать себя при этом до отвращения сильной, независимой и неуязвимой. Ну а послевкусие – черт с ним, хотя оно и лишает ценности весь предшествующий букет.

И только когда вдруг (а оно всегда вдруг, хоть и ждешь этого постоянно)  после очередного рецидива искренности очередного абонента, посносившего  под хмельком собственные границы и ненароком показавшего мне изнанку своей шкурки со всеми узелками и заплатками,  когда через несколько часов непрерывного душевного стриптиза смотрю на него, уже протрезвевшего и измочаленного, и встречаю ответный прямой и ясный взгляд – «да, всё было, и всё правда» - вот тогда понимаю, что грош цена моей неуязвимости и независимоси, что я увязла всеми коготками, распахнута и беззащитна, и какая там к черту сила - когда одна только слабость, слабость и нежность.

(А еще меня задолбал Ворд, который постоянно считает мои предложения слишком сложными для согласования и чтения. И который на фразу «совершаю поступки, которые вовсе не кажутся мне необходимыми» заявляет, что   «нет существительных, согласующихся с прилагательным необходимыми».  Дебилизм полный.)