Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

летящая женщина

(no subject)

в апреле в Питере люди немножко сумасшедшие. возможно это потому, что из-под стаявшего снега вместе с собачьими какашками и экзистенциальными ужастиками в них проступает что-то первозданно свободное, а в этом деле все мы немножечко того. или может это только в Питере, ибо таков климат. раньше (примерно полжизни и 50000 сигарет назад) я думала, что это вообще только у меня, ибо такова Я. но тогда много чего было только у меня, щас не об этом.
я о том, что если долго-долго не выходить в город и не наблюдать людей, а потом вдруг в апреле заняться наблюдениями, то можно здорово подкорректировать свое представление о человечестве.
я даже не о манере питерцев спешно раздеваться под первым же кокетливым взглядом едва проснувшегося солнца. я даже не о стремительных подростках со вдохновенно-остервенелыми лицами - это дело привычное. хотя любуюсь, не скрою. как например незабываемая девочка с библией в метро и невыносимо прекрасный мальчик с некой книгой и таким сложносочиненным лицом, что я нагло подошла и поднырнула под книгу посмотреть на обложку. Воннегут, ага. это все понятное, родное и близкое.
но вот та женщина в сари и золотой пилотке в метро несколько пошатнула даже мои гибкие представления о возможном. повторяю, в Питере, 11 апреля, в +10 по цельсию, восхитительная, толстая, загорелая до черноты крашеная блондинка в голубом с блестками коротком сари и золотой пилотке торжественно взошла на эскалатор и включила в телефоне какую-то очень громкую попсу. сначала попса была восточная, потом пошла на русском языке. национальность блондинки осталась неопознанной, но люди на эскалаторе и потом в вагоне очень, очень радовались, особенно когда она начала пританцовывать и поводить накрашенными до висков глазами.
вчера в Шувалово аккурат на спуске к озеру дорогу мне заступил колоритный мужык в кепке и всклокоченной бороде. щас проповедовать будет, уныло подумала я, и в общем примерно да. "береги голову! - взволнованно возопил мужык. - зачем с непокрытой ходишь!?" дык апрель, растерянно заоправдывалась я, плюсовая температура, даже солнце. "а ветер знаешь что?! - привел резоны он. - ветру все равно! апрель или нет, плюс или минус. он знаешь что?! знай себе дует! в голову!!! и менингиту все равно! голову береги, я сказал!" я сердечно заулыбалась и почти бегом понеслась к озеру, благо под горку.
в вагоне метро на обратном пути молодой мужчина в ослепительно желтых джинсах все полчаса разговаривал со своим отражением в стекле двери. смеялся, размахивал руками, кивал и улыбался. кажется, остался вполне доволен беседой.
а уже почти в наших дворах у меня за спиной раздался слегка неуверенный, но очень мелодичный баритон, который пел... черт, все равно ж никто не помнит. это была тоска и любовь моего детства - "Ты моя мелодия, я твой преданный Орфей" голосом Муслима Магомаева. и вот вдруг. на Нарвской. в Питере. не будем говорить сколько лет спустя. мальчик лет 19 выводит это самое. я замедлила шаг, чтобы пропустить его вперед. он был в наушниках, возможно там как раз и обитал Магомаев, не знаю, но оно и к лучшему, потому что он не услышал, как я ему подпела. а больше там никого не было. я еще какое-то время шла за ним. он выпевал осторожно, но сильно, и лицо у него было... ну Орфей, одним словом.
прекрасные весенние северные люди, иногда я вас почти люблю. особенно когда долго-долго не вижу :)
такие дела, такие дела...
летящая женщина

ниточка через город

в последнее время, что бы я ни делала, я всюду обнаруживаю  тебя.   думаю ли о чем-то, отпускаю мысль  бродить свободно,  и где-то за третьим поворотом  она обязательно натыкается на тебя - твои слова или нечто твое, оставшееся несказанным.  смотрю ли долгие сны,  вложенные один в другой, как матрешки  - и где-то в третьем или пятом слое ты непременно находишься за подкладкой сюжета прохладным  драгоценным камешком и самовольно становишься проводником.  гуляю ли бездумно по городу - ноги заносят в какой-то забытый сквер, и там  за цветущим кустом ты обнимаешь кудрявую и хрупкую девочку,  и только замерев и задохнувшись на первую секунду, я с улыбкой осознаю, что  это не можем быть мы.
оттого ли это, что лето на взлете, что   на ушедшем по спирали, но все еще параллельном витке в это самое время любовь брала разбег  и бодро впечатывалась тяжелыми гусеницами  в податливую глину моей жизни, чтобы через двадцать лет я могла провести по следам ладонью и узнать рельеф?   оттого ли, что  те же запахи нынче в мои окна, вот и грибной дождь вчера пробежал мимоходом, но я не успела выйти, не успела поднять лицо. или это нынче год такой и ты тоже меня вспоминаешь?
как бы узнать, угадать, почуять. не хочу встречи, но поймать прозрачную нить через город и  потянуть ее ответным сигналом - да, хочу. подай мне знак что ли какой. записку там под ноги или обращение на стене...

...вот так, иссякнув мыслями и не дописав этот пост, я бросила его и ушла по делам.  была я безмятежна и немного странна,  сеанс зубовного врачевания прошел где-то по границе моего сознания, а выйдя от врача я пошла зачем-то   на Фонтанку через Апрашку насквозь.  мой телефон не принимал звонки, а  обувь не промокала в многочисленных лужах, и только когда я буквально влетела в брюхо какому-то черному мужчине, я подняла голову, чтобы сориентироваться, где нахожусь. прямо перед моими глазами было написано: "Наша Связь нерушима!"
конечно, это был всего лишь салон сотовой связи, а мужик, в которого я впилилась, вышел как раз из него покурить и никак не мог понять,  почему я смеюсь. но все равно - спасибо. :)
и знаешь что. на этот раз я все-таки купила себе  кольцо. ну их, эти булавки...   
летящая женщина

подглючивает восприятие времени

как-то уж очень  стремительно нынче все происходит.  кажется,  только-только треснул и раскололся  тусклый монолит зимы,   как уже из полупрозрачной пещеры  весны  выдвинулась малахитовая глыба  лета - неотшлифованная еще,  неоднородная,  сверкающая вкраплениями цветений и  солнечными золотыми жилками.
только я раздышалась горьковатым апрельским воздухом, только начала отогреваться , осторожно, частями, как меня,  нашпигованную  льдинками  и промаринованную в талой воде - в духовку, в пекло, в истекающий пОтом транспорт.
только успела обрадоваться длинному дню и ясному небу - и уже без темных очков на улицу не выйти.
после недолгой прогулки скрылась от жары в метро и поймала себя на мысли: какое долгое лето.  а ведь оно еще не начиналось.